HOME

Отношения с детьми

   Вообще,  с детьми у него складывались интересные отношения. Он их всех просто любил. Детей в доме бывало много. Иногда даже очень много: помимо моей Шушки, - племяши, детки одноклассников, соседские головорезики. Они могли тискать собаку как хотели, но изначально были обучены правилам, которые нарушать нельзя. Если кто-то переходил границу Балу, то тот издавал какой-то утробный звук, мало похожий на рычание. Очень тихо, и уходил.
   А вот вечерами, когда солнце садилось, он ложился у крыльца дома и... не выпускал мелюзгу. ;-) Пёс вставал у них на пути, опускал голову и, виляя хвостом, тихо урчал, не показывая зубов, - дети по ночам не ходят за пределам его охраняемой зоны. ;-) Племяшей лет до 12-13 приходилось выводить под конвоем. ;-)

кавказская овчарка

   Однажды зимой произошла странная история, надолго запомнившаяся мне. Снега навалило по пояс, и во дворе были прорыты траншеи-проходы. У нас в гостях были мои турклубовские ребята, и сидели мы в «летней кухне», расположенной в глубине двора. Было жарко натоплено. К тому же все курили, и поэтому дверь была открыта настежь. Во дворе уже совсем стемнело, и только полоска света из двери освещала часть траншеи в снегу. Было, наверное, минус  двадцать.
   И вот в этой полоске света и нарисовалась трехлетняя соседская девчушка в сапогах бабушки и шубке на голое тело, держась за гриву кавказца. Ее маман загуляла, а бабушка была в глубоком запое. Ребенка бросили в холодной избе одну... Ей было холодно и страшно, и она нашла бабушкины сапоги, свою шубу и пришла к нам. Как она открыла дубовую дверь в доме, а потом калитку своего двора, потом нашего, так и осталось тайной.  Балу молча впустил ее во двор и привел к нам через все лабиринты в снегу.

   И ещё была у него страсть к моим подругам по имени Лена. Таких имелось целых три. И все они проходили к дому в любое время дня и ночи в сопровождении весело виляющего хвостом стража порядка. ;-). В чем фишка?, - я так и не поняла. Ведь двух из них он видел крайне редко. Но тем не менее никогда не облаивал их, и всегда впускал.
   Остальным же приходилось топтаться у калитки, пока кто-то не услышит их призывы, так как Балу не утруждал себя «брехней». Он просто становился поперек дороги, и все так же урчал, пялясь своим прищуром на гостя.

   Нужно заметить, что звук этот производил на всех неизгладимое впечатление. Ведь он не скалился, не «бухтел», и даже казалось, что рот не открывал. Звук был низкий, утробный. Медвежье что-то.
   Я где-то читала, что на Кавказе есть несколько линий овчарок. Часть из них охраняет отары в горах, а вот часть «работает» только весной и осенью, когда отары поднимают на летние пастбища и спускают на зимовья. Так вот, собаки эти овцами не занимаются в принципе. Вся их работа заключается в том, что они идут по периметру отары на значительном расстоянии, и своим утробным воем-рыком распугивают хищников. А потом уходят «по своим делам». Иногда возвращаются к деревням. Но редко в них заходят, и все больше бродят по округе. А осенью поднимаются в горы самостоятельно, - ведь животные знают о приближении непогоды без всяких ГидроМетиоЦенторов, и сопровождают отары домой.
   Видимо, кровь такого зверя и текла в жилах Балу. Во всяком случае лаял он крайне редко.

 

Балу

Балу и немец

Разборки с мелкотой

Пастух

 

 


Discusfish.ru 2000 г.