HOME

Рон

   Небольшое «лирическое» отступление... 
   Эмиграция. Эта штука проверяет человека на вшивость. Ты, как дурак, в возрасте самоуверенной взрослости, когда тебе уже кажется, что ты человек самостоятельный, способный решать любые жизненные уравнения, вдруг оказываешься слепо-глухо-немым, обнаруживаешь себя в первом классе, читающим по слогам на каком-то вывернутом на изнанку языке, не способным самостоятельно сходить в магазин, в аптеку, к врачу, устроиться на работу, соответствующую твоему образованию и квалификации. 
   Организм, вся твоя сущность начинают сопротивляться (ну, и на кой тебе это было надо?). Где-то через год, научившись не реагировать на усмешки, вызванные твоими лингвистическими перлами, ты вдруг обнаруживаешь, что можно хотя бы попытаться общаться. Притаскиваешь словарь на работу и приучаешь всех, кто с тобой работает, к тому, что если чего надо, - сгоняй на кухню за словарем!...и тогда посмотрим, могу ли я тебе помочь.
Еще через какое-то время все начинают понимать, что проще, к примеру, запомнить странное слово «арбуз», чем заставить эту, не менее странную «русскую» (к слову, все евреи из бывшего Союза здесь быстренько переделываются в русских, хотят они того или нет ), выучить «аватиах».
   В-общем, выдержать этот экстрим, - задача не из легких. Скажем так, - знай я, через что придется пройти, я бы на это не пошла.

   Моей начальницей оказалась барышня, на пару лет меня моложе, жутко темпераментное и упертое существо, наделенное кучей талантов (в том числе талантом понимать абракадабру, которую я пыталась выдать за иврит. А самое главное, - она любит животных и... у нее есть лошади... Мы очень быстро сошлись, и дружба эта длится уже долгих 10 лет. Я многим в этой жизни обязана этому человеку.
   Где-то через неделю, после того как я с ребенком под мышкой, собакой, котом, гитарой в руках и двумя сумками с вещами в зубах появилась в кибуце со славным названием Мааян Барух (святой источник) и начала работать на местной ферме дояркой, моя начальница умудрилась понять, что на Украине у меня была лошадь. 
Она позвала меня с собой. Я поплелась за ней в ожидании какой-нибудь гадости в виде очередного подвига с лопатой. А поскольку встала я в 2 часа ночи и отстояла уже 6-ти часовую дойку, то, естественно, что-либо еще делать мне не хотелось. Каково же было мое удивление, когда мы пришли в самый дальний угол фермы, куда меня еще не заносило, и я увидела лошадей. Живых!!! Арабская кобыла, черный как смоль жеребец и еще непонятной породы и совершенно непонятной масти нечто, настолько уделанное навозом, что я даже не сразу поняла кто это – мерин?... кобыла?..

   Кобылка (серая, т.е. белая уже) и жеребец принадлежали моей начальнице. Унавоженное нечто - кибуцу. Когда-то здесь была школа верховой езды. Рон, - это то, что от нее осталось. Начальница, судя по всему, смачно выругалась. Оказалось, что за Роном «ухаживал» подросток, который, судя по признакам, давно здесь не появлялся. Конь стоял в деннике, размером 2.5 х 2.5. В передней части этой клетушки была яма, заполненная зловонной массой, происхождение которой я поняла потом (Рон писал все время в одном месте, и там же и стоял передними ногами. А где, собственно, ему было стоять!?). Все остальное пространство было заполнено навозом. 
Впрочем, сухой навоз, это излюбленная (человеками, естественно) подстилка для всех животных в Израиле, начиная от коров, и заканчивая лошадьми. И хорошо, если он, навоз, сухой... К слову, когда я выгрузила все дерьмо из ямы в деннике, в нее влезло 12(!) тачек наполнителя. Короче, конь стоял передними ногами в этом деле почти по грудь... 

 

Воскрешение

Конезаводчица

Переезд

 


Discusfish.ru 2000 г.